Размер шрифта:
А
А
А
Цветовая схема:
М
М
Шрифт:
A
A
Интервал:
0
0.5
1
1.5
Обычная версия

Байсултанов: Корпорация развития Северного Кавказа переориентируется на промпроекты

Обзор СМИ ИА ТАСС 15 Января 2016 1983
Северный Кавказ в ближайшие пять лет может стать новой масштабной территорией опережающего развития страны. Корпорация развития Северного Кавказа (КРСК) в следующую "пятилетку" увеличит инвестиции в регион почти в 10 раз – до 58 млрд рублей. Эти деньги до 2020 года будут вложены в создание медицинского кластера на Ставрополье, который положит начало совершенствованию подготовки медицинских кадров и лечения в Северо-Кавказском  федеральном округе, в реализацию новых инвестиционных проектов в крае и республиках Северного Кавказа, а также развитию существующих проектов. О планах и роли региональных институтов развития рассказал заместитель министра по делам Северного Кавказа, председатель совета директоров КРСК Одес Байсултанов.

- КРСК не только вкладывает деньги в инвестпроекты на территории Северного Кавказа, но и выступает в качестве управляющей компании для государственного актива - "Кавминкурортресурсы" (КМКР), который является одним из лидеров рынка по добыче минеральных недр озера Тамбукан и минеральных вод в регионе Кавказских Минеральных Вод. КРСК стала управляющей этого актива в 2014 году. Что было сделано за эти два года и можно ли говорить, что внешний менеджмент эффективен? 

- КРСК осуществляет управление КМКР с 14 марта 2014 года. Подводить итоги на таком коротком отрезке крайне сложно. Но уже сейчас могу сказать, что за это время в позитивную сторону изменилась финансовая составляющая. Уже по итогам 2014 года EBITDA КМКР выросла в сравнении с 2013 годом на 34%, чистая прибыль – на 63%. Этого удалось добиться за счет установления финансовой дисциплины в компании, взятия под контроль расходов на строительство, избавление от сверхнормативных запасов. По итогам 2015 года мы ожидаем, что выручка КМКР вырастет на 11% в сравнении с 2014 годом, но пока год по бухгалтерии не закрыт, говорить о финансовых результатах преждевременно. 

Если говорить о других показателях, то за время управления КРСК "Камвинкурортресурсами" стало меньше контрафактной минеральной воды на рынке, уменьшился несанкционированный отбор. КМКР на сегодняшний день на стадии становления и говорить, что мы сейчас сделали все, будет неправильно. Но в ближайшие год-два мы завершим начатую работу. 

У нас в настоящее время не так много рычагов воздействия на КМКР, но мы ведем переговоры с Росимуществом и находим у них понимание. Росимущество поддерживает нас в том, что управляющая компания должна иметь больший статус. Я думаю, на фоне этого в 2016 году у нас будет больше возможностей. Но пока не буду раскрывать все карты. 

- КРСК долгое время работало над стратегией развития КМКР до 2022 года. На каком этапе стратегия развития находится в настоящее время?

- Мы на совете директоров 12 января приняли стратегию развития КМКР до 2022 года. Она включает в себя три направления. Первое – это реконструкция всей имеющейся инфраструктуры. Второе – розлив минеральной воды с последующей ее продажей на розничном рынке, чем ранее компания не занималась никогда. И третье – это строительство терм. 

По первому направлению в ближайшие 3-5 лет мы планируем провести капитальный ремонт и замену порядка 45 км трубопроводов, чего не делалось более 15 лет. В сегодняшний ценах на это потребуется 200 млн рублей. Это предполагает большую работу, в том числе и с муниципалитетами и краевыми властями, так как над частью трубопроводов уже проложены улицы, стоят чьи-то дома, какие-то участки отданы в частную собственность. Но мы надеемся, что мы справимся. 

Работа по второму направлению даст КМКР дополнительный объем выручки, для того, чтобы компания могла реализовать запланированные инфраструктурные проекты. Сейчас КМКР поставляет оптом минеральную воду в санатории и ботлерам (заводы, специализирующие по розливу воды), у которых "оседает" основная маржа. При этом запас воды у КМКР большой, и компания в состоянии, не сокращая объемы поставок существующим контрагентам, начать собственный розлив минеральной воды. 

Строительство терм также позволит увеличить выборку из скважин, а, соответственно, и выручку. Сейчас мы рассматриваем возможность как строительства нескольких маленьких терм в таких городах как Железноводск, Кисловодск, Ессентуки, так и одной большой, которая будет располагаться в равной доступности от всех этих курортных городов. Но этот проект требует тщательного анализа, так как на строительство одной термы ориентировочно требуется около 200 млн рублей. 

- Когда планируется начать розничную продажу минеральной воды? Где можно будет увидеть воду, которую будет выпускать КМКР? 

- Менеджментом КРСК была проделана серьезная работа по созданию узнаваемой и современной упаковки. В разработке фирменного стиля принимали участие студенты Британской высшей школы дизайна, в рамках творческого конкурса ими было предложено более 15 различных вариантов обновленного фирменного стиля известного еще с советских времен бренда – "Ессентуки N4" и "Ессентуки N17". Помимо этого были проведены необходимые маркетинговые исследования. Новый дизайн упаковки минеральной воды был определен методом фокус-групп. 

К настоящему времени мы уже выпустили пробную партию в 100 тысяч бутылок. Разливаем воду у местных ботлеров. Этой пробной партией мы хотим показать торговым сетям, что мы будем производить и что готовы поставлять на рынок. Сейчас партия еще не продана, мы ведем переговоры с потенциальными покупателями и пока рано говорить о заключенных контрактах. Но мы хотим зайти в крупные сети. Если говорить о Ставропольском крае – то есть интерес к "Магниту", если о Москве и области – то "Ашан" и "Пятерочка". Тем не менее мы ставим перед собой задачу продать в этом году 11,8 млн бутылок на 176 млн рублей. 

Но пока мы можем с уверенностью сказать, что с 2016 года на всех совещаниях в КРСК и министерстве РФ по делам Северного Кавказа будут стоять бутылки именно с нашей минеральной водой. Постараемся, чтобы и на совещаниях в правительстве РФ предпочтение отдавали минеральной воде, разлитой КМКР.

На данном этапе наша задача не столько заработать на этом денег, а сделать бренд узнаваемым. Говоря о ценовой категории, мы хотим занять нишу между существующими производителями минеральной воды на Ставрополье и компанией "Вимм-Билль-Данн". У первых бутылка минералки стоит дешевле, но за счет того, что их упаковка и этикетка не дотягивает до современных стандартов. У вторых – дороже, но это переплата за бренд. Мы планируем занять в ценовом сегменте "золотую середину" – так как у нас современная упаковка и этикетка и, главное, отличное качество самой минеральной воды. 

Сейчас КМКР начали разливать по бутылкам для последующей розничной продажи только "Ессентуки N4" и "Ессентуки N17". Если у нас получится, компания готова поставлять на розничные рынки "Славяновскую", "Смирновскую", "Нагутскую" минеральные воды. 

- В 2015 году КРСК также способствовала проведению ребрендинга косметической линии, выпускающей средства на основе лечебной тамбуканской грязи. Каковы результаты работы в этом направлении? 

- Да, в конце минувшего года была создана линейка косметических средств на основе минеральных недр озера Тамбукан – "Лименера". Мы поменяли дизайн упаковки, немного модернизировали номенклатуру. Эта косметика сейчас неплохо расходится. По итогам 2016 года мы планируем продать косметики на 10,9 млн рублей. 

Сейчас доля от продаж тамбуканской грязи и косметики на ее основе в структуре выручки КМКР занимает порядка 10-11% - всего 20 млн рублей. Сказать, что в ближайшее время мы будем поставлять наши косметику на всю страну, и эта доля вырастет – преждевременно. Для этого нужны большие инвестиции в рекламу и маркетинг – по моей оценке, около 300 млн рублей. Но у нас нет сейчас таких ресурсов. Скорее всего, мы ограничимся точечной рекламой наших продуктов, и основными точками продаж тамбуканской косметики будут санатории. 

- Какие меры принимаются для сохранения озера Тамбукан, которое сейчас обводняется и находится под угрозой опреснения? 

- Если заглянуть в историю, то с Тамбуканом это периодически происходит – озеро то мелеет, то обводняется. В декабре появилось поручение заместителя председателя правительства РФ Александра Хлопонина Минприроды и Росгидрометцентру провести в 2016 году научно-изыскательские работы и к 16 октября представить предложения, в которых будет подробно расписано, что делать дальше с озером Тамбукан. Надо ли как-то регулировать уровень воды и строить гидротехнические сооружения и в каком объеме или стоит подождать какое-то время и все станет на круги своя. 

Но пока эта проблема не решена, у нас не снимается другой вопрос – как наладить движение автотранспорта по федеральной трассе, проходящей рядом с озером. Ведь периодически вода из Тамбукана переливается через автомобильную трассу. Надо ли нам переносить дорогу или оставить на прежнем месте, возможно стоит строить мост? Эти вопросы также пока остаются без ответа. 

И третья проблема, связанная с обводнением озера – юридическая. Недра Тамбукана относятся к федеральной собственности, берега частично делят между собой Ставропольский край и Кабардино-Балкария. За чей счет должны проводиться изыскания и в случае необходимости строиться гидротехнические сооружения не понятно. Мы уже заявили, что готовы направлять всю прибыль КМКР от продажи тамбуканской грязи и ее производных на сохранение озера, но годовая прибыль компании по этому направлению составляет всего 8 млн рублей. А предварительная стоимость строительства гидротехнических сооружений - около 500 млн рублей. Такими темпами мы будем строить их более 60 лет. И не ясно, кому передавать всю инфраструктуру, когда она будет построена. 

Пока ясно, что озеро надо спасать, но, я считаю, что у него должен быть хозяин. И он должен быть федеральным. 

- Еще один не менее важный проект для Ставрополья – создание медкластера. Ранее Вы говорили, что "Арнест" дает под проект 200 гектаров земли. Получит ли в результате этого "Арнест" долю в проекте? Когда будут приняты соответствующие решения? 

- Я уверяю, что КРСК не заплатит за эту землю ни одной копейки. И никаких долевых составляющих "Арнеста" в проекте медкластера из-за того, что компания передала нам землю, тоже нет и не предполагается. 

Сейчас важно не то, закончилась ли передача земли или нет. Важно то, что предприниматель безвозмездно передает нам 200 гектаров – это говорит о том, что в этот проект верим не только мы, но и бизнес. 

- Когда будет готова концепция создания медкластера? Как на данный момент предполагается реализовать этот проект? 

- Концепция медкластера уже готова. Его якорным проектом будет создание медицинского университета, имеющего в составе многопрофильную университетскую клинику и научно-исследовательский центр с ядерным центром. Ключевыми проектами станут специализированные медицинские и диагностические центры (обучающие клиники хирургического, терапевтического профилей, а также профиля матери и дитя), создание реабилитационных центров на базе реконструированных санаториев и, разумеется, вспомогательные объекты инфраструктуры – гостиницы, аптеки, паркинги. 

Строительство специализированных клиник будет вестись за счет государственно-частного партнерства, а сопутствующая инфраструктура (академия для медсестер и парамедиков, реабилитационные центры на базе существующих санаториев, частные клиники, аптеки, гостиницы, коммерциализация научных разработок) будет финансироваться частными инвесторами. 

Окончательно завершить консультации по созданию медкластера планируется в апреле 2016 года. Начать строительство медицинского университета по оптимистичным прогнозам (в случае полной административной поддержки) планируется в четвертом квартале 2016 года, по пессимистичному – в первом квартале 2018 года. До этого времени планируется провести основную массу предпроектных и проектно-изыскательских работ, тендеры на реализацию проектов в рамках государственно-частного партнерства. 

Ключевые позиции профессорско-преподавательского состава на первый период, пока мы не вырастим своих специалистов, будут привлечены из-за рубежа. По этому поводу мы сейчас ведем переговоры с Минздравом. Медкластер не будет ориентирован на переобучение. Мы будем взращивать своих специалистов. Это наш ключевой проект на ближайшие пять лет. 

- КРСК по итогам пяти лет отчиталась о выходе из двух проектов с доходностью в 12%. В какие новые инвестиционные проекты войдет КРСК в 2016 году? 

- Мы в начале 2016 года планируем войти в несколько инвестиционных проектов в Дагестане, но пока не будет подписано соответствующих документов, я не могу раскрыть подробности. Мы можем смело говорить о дагестанских проектах, потому что республика уже приняла программу развития до 2025 года. Другие шесть регионов округа этого пока не сделали, но должны завершить работу в этом году. Теоретически КРСК может быть интересно войти в проект вольфрам-молибденового производства и реализации гипсокартонного завода в Кабардино-Балкарии, участвовать в строительстве терминалов хранения плодово-овощной продукции в Ингушетии и Северной Осетии. 

Нам нужно планомерно поднимать не только Ставропольский край, но и все регионы Северного Кавказа. По всем направлениям. Напомню, что на следующую "пятилетку" КРСК изменила стратегию и не будет вкладывать деньги в социальные проекты, только в инфраструктурные и промышленные, ориентированные на возврат инвестиций. Нельзя все время создавать расходную часть бюджета, надо дать региону возможность зарабатывать деньги. Поэтому с 2016 года корпорация будет входить только в рентабельные проекты. До этого мы позволяли себе благотворительные кампании, но сейчас мы этого не можем этого делать. 

- Есть ли какой-то лимит по стоимости инвестиционного проекта, в который может войти КРСК? 

- Нет. Для нас важно, чтобы проект был понятен, вписывался в концепцию развития Северного Кавказа, подготовленную Минкавказом, и был рентабельным. Какой объем финансирования при этом предполагается – не важно. 

- Может ли ситуация на валютных рынках повлиять на инвестиции в Северный Кавказ? Возможно ли сокращение инвестпрограммы КРСК? 

- У нас все затраты в основном рублевые, поэтому мы не ожидаем сокращения инвестиционной программы. Единственное, курсы валют могут отразиться на тех проектах, в которых большая доля импортной составляющей. Сейчас у нас пока только один такой проект – строительство терм. К сожалению, комлпектующие для саун, SPA, хамамов в России практически не производится – для реализации этого проекта предполагается импортное оборудование. Поэтому там мы будем пересчитывать всю экономику, исходя из того, что стоимость возрастет. Все остальные материалы будут российскими. 

- Как отражаются западные санкции на КРСК, которая является 100%-ной "дочкой" ВЭБа? Нет ли опасений, что санкции поставят под угрозу реализацию будущих проектов? 

- Во-первых, вряд ли мы будем привлекать кредиты у западных банков. Да и сами банки ни под один старт-ап кредит не дадут. Во-вторых, мы реализуем в основном проекты, связанные с сельским хозяйством и рекреацией, а они не попадают под санкции. Ну, и в-третьих, если у нас появятся зарубежные инвесторы, которых санкции будут смущать, они, скорее всего, будут реализовывать совместные проекты через российские "дочки". Таким образом, я уверен, что санкции не отразятся на реализации будущих проектов, так же как и не оказывают никакого влияния сейчас.

Назад к списку