Размер шрифта:
А
А
А
Цветовая схема:
М
М
Шрифт:
A
A
Интервал:
0
0.5
1
1.5
Обычная версия

Эксклюзивное интервью заместителя Министра РФ по делам Северного Кавказа Одеса Байсултанова

Обзор СМИ Вестник. Северный Кавказ 7 Апреля 2016 1529

Основным приоритетом с 2017 года станет реальный сектор экономики субъектов СКФО, а также проекты, учитывающие отраслевую специализацию территорий округа. Одним из ключевых станет создание инновационного медицинского кластера в Кавказских Минеральных Водах. И через десять лет регион может занять передовые места в рейтингах инвестиционной и туристической привлекательности, выразил уверенность в эксклюзивном интервью «Вестнику» заместитель министра РФ по делам Северного Кавказа — председатель совета директоров АО «Корпорация развития Северного Кавказа» Одес Байсултанов.

Экономика и социальная сфера — два в одном

Создавая Министерство по делам Северного Кавказа, федеральная власть поставила его в один ряд с министерствами по делам Дальнего Востока и Крыма, дав тем самым понять, какое значение придает этому региону. Для того, чтобы добиться поставленных целей, в СКФО были созданы специальные институты развития, разработана государственная программа. Недавно премьер Дмитрий Медведев утвердил актуализированный вариант программы. Вы принимали активное участие в ее подготовке. Довольны тем, что получилось на выходе?

С учетом нынешних экономических реалий утвержденный вариант государственной программы — максимум, что можно было сделать. Мы постарались отработать так, чтобы Северный Кавказ получил документ, учитывающий все аспекты его жизни. В настоящее время все семь субъектов СКФО — дотационные, при этом три из них — Дагестан, Ингушетия и Чечня — высокодотационные. Проведенный анализ экономического положения субъектов показал, что финансовые затраты на содержание объектов социальной направленности, построенных в рамках госпрограммы, оказывают дополнительную нагрузку на региональные бюджеты. Поэтому с 2017 года акцент в программе будет сделан на реальный сектор экономики.

Развивать экономику на Кавказе, бесспорно, нужно. В то же время здесь было и остается немало проблем именно социального характера, которые вряд ли удастся снять к 2017 году. Получается, что они останутся нерешенными?

Вопрос так не стоит. Сегодня на территории СКФО реализуется более 20 федеральных целевых программ, через них мы и будем помогать субъектам округа реализовывать социальные проекты, прежде всего, в здравоохранении и образовании. Дети на Кавказе, как и в других регионах страны, должны учиться в школах в одну смену. Все население должно получать качественное медицинское обслуживание по месту жительства, а не за тысячи километров от дома... Это вполне возможно, но при условии успешно развивающейся экономики. Тех же детей в СКФО, когда они вырастут, необходимо обеспечить работой, дать им возможность самореализоваться. А для этого должна появиться современная производственная инфраструктура. Так что правильно будет говорить о сочетании двух составляющих — экономической и социальной, чтобы получить единую, законченную модель развития.

Большой запас прочности

Активная фаза работы над госпрограммой пришлась на кризис. Федеральный, а вместе с ним и региональные бюджеты уже не в первый раз подвергаются секвестру. Учитывая ограниченность в финансах, удастся ли осуществить то, что планировалось в программе первоначально?

Конечно, наша госпрограмма не может претендовать на уникальность, и, тем не менее, она уникальна. В чем это выражается? В большом запасе прочности. Объединив усилия государства и частного бизнеса, запустив механизмы ГЧП, мы даже при сокращении федеральных поступлений способны реализовать многое из того, что задумали. Что чаще всего «убивает» инвестиционные проекты? Высокие процентные ставки. Поэтому для проектов, которые будут осуществляться при участии «Корпорации развития Северного Кавказа», мы заложили 3,2 млрд рублей на субсидирование процентной ставки. Еще порядка 15 млрд рублей резервируется на проекты, которые будут иметь межрегиональный характер, они могут претендовать на максимальное субсидирование — 2/3 банковской ставки. Это очень хорошие условия. Однако мы не намерены заниматься благотворительностью — все проекты должны быть хорошо просчитаны и проработаны.

Проекты межрегиональной направленности — новый тренд в экономической политике на Северном Кавказе?

Новое — это хорошо забытое старое. А вообще, нужно стремиться к тому, чтобы любой проект на Кавказе носил межрегиональный характер. Предположим, построили в Северной Осетии сахарный завод: одного такого предприятия достаточно, нужно развивать сырьевую базу. Если сырья мало, завод будет работать три-четыре месяца в году, а остальное время простаивать, и расходы на содержание «съедят» всю рентабельность. Важно избежать крайностей — не строить в одном округе по нескольку сахарных, цементных, стекольных, автомобильных заводов, чтобы почти наверняка не столкнуться с проблемой сбыта. Каждый проект мы будем рассматривать исключительно с точки зрения того, какую нишу он займет и какую пользу принесет СКФО и России в целом.

Промышленность — один из трех китов экономики Северного Кавказа. Второй — сельское хозяйство. Думается, перекосов, связанных со строительством предприятий одинаковой направленности, важно избежать и в этой отрасли. Например, в последнее время наметился тренд к закладке в республиках СКФО садов интенсивного типа. Где гарантия, что все выращенные здесь яблоки будут реализованы? Не случится кризиса перепроизводства?

Мы мониторим ситуацию. На сегодняшний день потребность России в яблоках — более 3 млн тонн. С учетом импортозамещения только на Северном Кавказе нужно разбить порядка 40 тыс. га садов. Это очень высокодоходный бизнес. Например, сады в Кабардино-Балкарии — замечательные, построены с применением самых современных технологий. Мы хотим, чтобы такие же сады появились и в других республиках СКФО. В том числе при участии иностранцев. Итальянцы уже сотрудничают с нами. Главная задача, которую предстоит решить, — обеспечить значительные объемы. Чтобы удовлетворить сначала собственные потребности, а затем выйти за пределы округа.

Инвестиции с отдачей

Сегодня вы занимаете должность не только заместителя министра по делам Северного Кавказа, но и председателя совета директоров «Корпорации развития Северного Кавказа». «КРСК» изначально рассматривалась как один из ключевых инструментов модернизации округа. Позади пять лет. По вашей оценке, насколько эффективной оказалась за это время работа корпорации? Что можно считать основными результатами деятельности «КРСК» за первую пятилетку?

За пять лет «КРСК» обеспечила финансирование семи инвестиционных проектов, общая стоимость которых превысила 30,3 млрд рублей. Из этой суммы сама корпорация вложила более 6,8 млрд. Среди приоритетных отраслей — сельское хозяйство, промышленность, территориальная инфраструктура Северного Кавказа. Появление новых предприятий позволило создать порядка тысячи дополнительных рабочих мест в различных сферах — от строительства до управления. За пять лет корпорация рассмотрела свыше 150 заявок на поддержку инвестпроектов в СКФО. Каждый десятый проект получил одобрение на уровне совета директоров. Приведу пример. «КРСК» принимала активное участие в проекте «Развитие интенсивного растениеводства и переработки сои в Ставропольском крае» (Avangard), предполагающем выращивание сельскохозяйственных культур с использованием системы дождевального орошения кругового действия. Внедрение в регионе современных агропромышленных технологий позволило существенно увеличить урожайность сельхозугодий и повысить рентабельность компаний АПК. Другой пример. Корпорация участвовала в создании на базе компании «Арнест» национального аэрозольного кластера по выпуску комплектующих для парфюмерно-косметических изделий и бытовой химии, ранее импортировавшихся из-за рубежа. Вложив в проекты, соответственно, 824 млн и 196 млн рублей, «КРСК» позднее вышла из них, не только вернув госинвестиции, но и обеспечив доходность более 12%.

Исходя из стратегии развития «Корпорации развития Северного Кавказа» до 2025 года, утвержденной в конце декабря, теперь перед вами и вашей командой стоят еще более масштабные задачи...

Задачи сформулированы с учетом госпрограммы — наши приоритеты тесно увязаны с ней. Да, задачи глобальные, амбициозные: достаточно посмотреть на проект создания в регионе Кавказских Минеральных Вод инновационного медицинского кластера.

Принцип завершенного процесса

Кстати, об этом проекте. Из ваших прежних заявлений следует, что медкластер рассматривается как центр притяжения миллионов туристов ежегодно. Откуда уверенность, что не только россияне, но и иностранцы захотят отдыхать и лечиться именно в Кавминводах?

Медицинский туризм преследует разные цели: профилактику, диагностику, оздоровление, лечение. Каждый сегмент обслуживают свои специализированные медицинские центры. Кластерный принцип создания медцентра на территории Кавказских Минеральных Вод предполагает объединение санаторно-курортных, лечебных и научных организаций. Это позволит оказывать медпомощь по принципу завершенного процесса, то есть включать все этапы — от диагностики заболевания до завершения реабилитации. Рассуждая об успехе проекта, нужно учитывать особенности данного региона. По разнообразию минеральных вод ему нет равных не только в России, но и во всем мире. В Кавминводах расположено одно из лучших в стране месторождений лечебных грязей — озеро Тамбукан. Плюс уникальный климат, который уже сам по себе лечит.

Создание медкластера оценивается в несколько десятков миллиардов рублей. Это означает, что требуется участие солидных инвесторов. Вы регулярно встречаетесь с представителями отечественных и зарубежных компаний. На сегодня уже можно очертить примерный круг участников проекта?

Для разработки концепции медицинского кластера «КРСК» привлекла консорциум исполнителей во главе с австрийским «СОЛВЕ Консалтинг», который успешно реализовал значительное количество проектов в Европе, Юго-Восточной Азии и Африке. В него также вошли компании «Фамед» (инжиниринг в области здравоохранения), «ДМГ» (комплексный консалтинг в здравоохранении), «Качкин и партнеры» (юридический консалтинг). Сейчас ведутся переговоры с представителями отечественных и зарубежных компаний — потенциальными участниками проекта. От ряда известных фирм поступили предложения о создании медицинских центров, в том числе об открытии центра репродуктивных технологий с современной лабораторией, диализного центра. Кроме того, идут переговоры с иностранными коллегами на тему совместной подготовки специалистов в области медицины и медицинского менеджмента.

В зависимости от видов оказанных услуг и страны цены на медицинский туризм могут очень сильно отличаться. В некоторых государствах медицинские услуги стоят очень дорого. А сколько они будут стоить в Кавминводах?

Предполагается, что по ряду направлений диагностика и лечение в рамках медицинского кластера на территории КМВ с использованием новейших технологий будет на порядок ниже, чем в зарубежных клиниках. Стабильный интерес на российские медицинские услуги есть не только у отечественных, но и у иностранных пациентов: по некоторым видам уровень качества услуг в России сопоставим с аналогичными услугами в других странах, но при этом стоимость их оказания у нас в разы дешевле. Я не сомневаюсь: мы сможем вывести медкластер в Кавминводах на международный уровень.

Мифы и реальность

А как развеять сомнения тех россиян и иностранцев, которые воздерживаются от посещения Северного Кавказа? Туризм — третий из китов экономики региона. Эксперты полагают, что об успешности его развития можно будет говорить, только обеспечив безопасность гостей СКФО. Получается, что пока на Кавказе все еще опасно?

Я бы так не сказал. И вообще, актуальность темы нестабильности на Северном Кавказе, считаю, сильно преувеличена. В качестве эксперимента предлагаю поехать в Грозный и в три часа ночи прогуляться по его улицам. По любой из улиц, без всякой охраны! Если во время этой прогулки у вас возникнет хоть одна проблема, тогда я соглашусь, что на Кавказе не все в порядке с обеспечением безопасности граждан. Да, время от времени в некоторых регионах СКФО случаются неприятные инциденты, однако правоохранительные органы оперативно и профессионально на них реагируют. Так что препятствий к тому, чтобы жители России и других стран приезжали на Северный Кавказ отдыхать и лечиться, я не вижу.

В вопросе, касающемся стабилизации ситуации в экономической и социальной сферах СКФО, вы тоже оптимист? Есть уверенность, что целевые показатели госпрограммы будут выполнены и население округа почувствует позитивные изменения?

Людям нужно обещать только то, что реально выполнить. Мы стараемся действовать именно так. Больше пяти лет активно развивали в округе социальную инфраструктуру, теперь столь же активно будем заниматься реальным сектором экономики. Когда заработают первые предприятия, построенные в рамках государственной программы, тогда у населения и появится ощущение перемен. Уверен, добиться этого — в наших силах.

Назад к списку