Размер шрифта:
А
А
А
Цветовая схема:
М
М
Шрифт:
A
A
Интервал:
0
0.5
1
1.5
Обычная версия

Интервью заместителя Министра РФ по делам Северного Кавказа Одеса Байсултанова "Врач не за горами"

Обзор СМИ Российская газета 19 Апреля 2016 1226
На рабочем столе заместителя министра РФ по делам Северного Кавказа Одеса Байсултанова - пока на бумаге - "лежит" будущая изюминка региона - проект создания медицинского кластера. На территории в 300 гектаров, которую безвозмездно передал российский инвестор, разместятся новаторские университетские клиники мирового класса, принимающие пациентов со всего мира. Правительство изменило приоритеты по финансированию государственной программы по развитию Северо-Кавказского федерального округа до 2025 года. Почему, корреспонденту "Российской газеты" рассказал Одес Байсултанов.

Одес Хасаевич, когда первые пациенты смогут лечиться в кластере? Проект презентуется как ноу-хау. Ничего подобного в России пока нет.

Думаю, что с 2020 года. В Минводах на одной территории объединятся лечение, фармацевтика, производство, наука и образование в области здравоохранения.

Кластер состоит из трех "якорей": медицинского университета (высшего учебного заведения), университетской клиники на 567 коек и 900 посещений в смену и научно-исследовательского центра.

Здесь должны учиться 2000 студентов и 500 аспирантов. Такого пока в России нет. Будущие врачи будут учиться и работать по мировым стандартам. Нам не нужна большая "больничка" с набором лечебных услуг.

В России много красивых и уникальных мест. Но только на Кавказе есть и бальнеология, и грязи, и горноклиматические условия: здесь вы встретите и медовые водопады, и кислые источники, и естественные горные терренкуры, которые идеально подходят для лечения и реабилитации сердечников, людей с заболеваниями дыхательной, пищеварительной системы, опорно-двигательного аппарата. Сравнивая климатические показатели с мировыми, выбрана точка, которая исторически является уникальной курортной зоной и идеальна с точки зрения развития медицинского туризма.

А что кроме климата и вод привлечет медицинских туристов?

Цены. Задача наладить такую работу, чтобы человек получил качественную медицинскую услугу, но значительно дешевле, чем в зарубежных клиниках. Это позволит в том числе привлечь в Россию поток иностранцев, то есть въездной медицинский туризм. Из Европы, из Эмиратов, из стран Каспийского бассейна. А наш выездной медицинский туризм развернуть обратно в страну. По оценкам экспертов, ежегодный поток медицинских туристов из России составляет примерно от 600 тысяч до миллиона человек, расходы на лечение и оздоровление в зарубежных клиниках достигают 1,3 миллиарда долларов. Немало наших соотечественников с хроническими болезнями каждый год выезжают хотя бы один раз на зарубежные курорты для реабилитации. Реабилитации мирового уровня у нас пока нет. За рубежом пациенты очень мало проводят времени в больнице. Даже после операций. До 70 процентов времени лечения - реабилитация. В основном пьют воду, дышат целебным воздухом, принимают термо- и физиопроцедуры. Посмотрите на число сложных операции в разных странах. Например - по замене шейки бедра. На 100 тысяч населения в мире норматив - 161 операция. В Корее их сегодня производится 20, в России - 9, в Мексике - 8, в Чехии - 170. Или по замене коленного сустава. В мире норматив - 121. В России - 9. Когда будет кластер, мы это соотношение изменим.

Лечение будет платное?

Для иностранцев да. Для россиян примерно четверть стоимости путевки будет оплачиваться по ОМС.

Исторически к нам в Минводы приезжали более двух миллионов туристов в год. Более 1,2 миллиона побывало уже в прошлом году. Но поток ежегодно увеличивается.

В рамках медицинского кластера предусмотрено создание центров санаторно-курортного лечения во всех регионах Северо-Кавказского федерального округа. Они разместятся на базе реконструированных санаториев по исторически востребованным профилям реабилитации и будут принимать до 15 тысяч пациентов в год. В первую очередь, конечно, в Кисловодске, Пятигорске, Железноводске, Лермонтове, Ессентуках.

А люди с заболеваниями дыхательной системы смогут приехать на теплое Каспийское море, в Дагестан. Но для приема такого потока туристов нужны современные гостиницы, отели, магазины.

В госпрограмме заложен принцип -  реализация проектов в короткие сроки с социальным эффектом. Это что значит?

 – Главная задача – поднять реальный сектор экономики. В предыдущей версии госпрограммы очень важен был первый этап, который позволил решить серьезные задачи, ликвидировать наиболее критические разрывы в социальной инфраструктуре – построены десятки школ, медицинских объектов, наиболее важных объектов коммунального комплекса. Но социалка - это расходная часть бюджета. Доходной части у ней нет. Теперь идем от обратного.

Поэтому в обязательном порядке будем развивать сектора экономики, которые дают поступления налогов по всем уровням бюджета. Но это не говорит о том, что социальные объекты оставлены за горизонтом. Более 20 отраслевых программ сегодня действуют на территории Северного Кавказа. И самые острые социальные вопросы будем решать через них.

Приведу пример. Мы построили школу. Дети получили качество образование по необходимому стандарту. Но чтобы к этой школе прийти, нужны тротуары, безопасные переходы. Деньги откуда брать? Это как раз те налоговые поступления по всем уровням бюджета, которые можно получить, только создав инфраструктуру промышленно-производственного направления.

Инвестиционный портфель проектов уже собран?

– Идет отбор. Все проекты рассматриваются только в формате государственно-частного партнерства. На один государственный рубль мы привлекаем два рубля инвестиционных. Потому что "на выходе" госпрограмма должна дать не менее 750 миллиардов рублей. Сейчас ее цена - 319,9 миллиарда рублей. Сегодня все 7 регионов, которые входят в Северо-Кавказский федеральный округ, вышли с инвестиционными предложениями.

Какие уже одобрены?

Пока рано говорить, есть портфель на общую сумму 700 миллиардов рублей. К осени можно будет называть конкретные проекты. Сейчас начинаем формировать подпрограммы регионов на 2017 год. Приоритеты такие: ориентировочно на 40-60 процентов - проекты краткосрочные, до трех лет. Остальные рассчитаны на три-пять лет. Есть долгосрочные - медицинский кластер будет развиваться поэтапно до 2025 года. Все проекты запланированы с обязательной возвратностью государственных инвестиций.

Проектное финансирование?

Нет. Мы предлагаем использовать опыт Крыма, Фонда развития Дальнего Востока. Наш механизм возвратности средств - реинвестиции. В прошлом году мы приняли решение провести "перезагрузку" КРСК - для поддержки региональных инвестпроектов использовать механизмы прямого инвестирования и субсидирования банковской процентной ставки. На это планируется выделить еще 18,2 миллиарда рублей.

Какие проекты войдут в подпрограммы субъектов? И по какому принципу будет приниматься решение о финансировании?

Главный критерий - возможность в короткие сроки начать приносить социально-экономический эффект. Проекты будут отбираться с учетом накопленного опыта, комплексной стратегии развития округа и принципа ухода от внутренней конкуренции. Очень важным ориентиром для нас также является современная отраслевая политика в сельском хозяйстве, промышленности.

Важна, конечно, и позиция инвестора - прийти всерьез и надолго. Потенциал в аграрной сфере, туристической отрасли и бальнеологии на Кавказе огромен.

Аграрный потенциал

Кавказ в состоянии в несколько раз увеличить поставки экологически чистой продукции - персиков, груш, яблок, вишни, черешни в Москву, Санкт-Петербург, в центральные регионы страны. Дагестан в прошлом году посадил большие площади виноградников. Но многие производители вынуждены были за бесценок отдать урожай скупщикам, стоимость не перекрывала даже расходов по его выращиванию, у многих он испортился, отмечает Байсултанов.

Потребность в яблоках в России около 3 миллионов тонн в год. Сегодня страна может сама выращивать с учетом краснодарского направления и Кавказа около миллиона тонн яблок. Все остальное завозится из других стран - Азербайджана, Китая, Ирана. Причем по высоким ценам.

"Один из наших проектов - яблоневые сады с интенсивной технологией взращивания. Строительство современных охлаждаемых складов и терминалов. Финансовые источники можно найти, если есть понимание, куда и как затем яблоки сбывать, где хранить. Выделение оптово-складских и торговых площадей по нескольким крупным городам под прямые поставки с Кавказа позволило бы снизить цены на фрукты и овощи для потребителей в магазинах практически вдвое", - уверен он.

В Москве огромный рынок сбыта, попасть на который довольно сложно. "Используя возможности Корпорации развития Северного Кавказа (КРСК), будем стремиться получить в хозяйственное ведение логистический центр со своими терминалами хранения и доставки. Потому что сегодня потенциальный потребитель нашей сельхозпродукции находится в нескольких центральных городах России. Мы там, на местах, хотим сделать логистические центры по плодоовощной продукции, оптовые склады. И уже в следующем году на рынке Москвы, Санкт-Петербурга, во многих других регионах можно будет увидеть большую долю кавказской экологически чистой продукции дешевле процентов на 30-40, чем сейчас", - обещает Байсултанов.

Ценообразование во многом зависит от стоимости доставки - пока она дойдет до покупателя, дорожает в разы.

К примеру, самая дорогая минеральная вода - кубометр стоит 1168 рублей. Усредненно получаем 0,5 литра - двадцать копеек, считает замминистра. "Но на рынке, даже на оптовом, дешевле, чем за 17-20 рублей, бутылки нет. А в магазине она достигает 70-80 рублей. Если ликвидировать все лишние промежуточные звенья, наладить сбыт, то покупатели могли бы получать и полезную лечебно-столовую, и просто чистую горную воду рублей за 25, в три-четыре раза дешевле".

Назад к списку