Размер шрифта:
А
А
А
Цветовая схема:
М
М
Шрифт:
A
A
Интервал:
0
0.5
1
1.5
Обычная версия

Андрей Резников: закон о Кавминводах позволит сохранить регион для наших детей и внуков

Обзор СМИ ТАСС 31 Мая 2016 1035

Министерство РФ по делам Северного Кавказа после двух лет работы над законопроектом о Кавказских Минеральных Водах, направило его в правительство. Заместитель министра РФ по делам Северного Кавказа Андрей Резников рассказал в интервью ТАСС о том, к чему приведет реализация этого закона в среднесрочной перспективе, что выиграют местные жители и гости курорта, а также почему общественность критиковала предлагаемый Минкавказом законопроект.


- Минкавказ весной этого года завершил двухлетнюю работу над законопроектом о Кавказских Минеральных Водах, который еще на этапе формирования документа получил в обществе высокий резонанс. В чем, на ваш взгляд, было главное непонимание между общественностью, властями и министерством при разработке этого документа?

 

- Проект закона "О курортном регионе "Особо охраняемый эколого-курортный регион Кавказские Минеральные Воды" наряду с внесением изменений в отдельные законодательные акты, которые необходимо принять для эффективной работы созданного закона, разрабатывался во исполнение указания президента России Владимира Путина, а также на основании задач, отраженных в Постановлении Совета Федерации, которые были перед нами поставлены в 2014 году.

 

Документ формировался два года в том числе и потому, что подобного рода законопроекты в России практически не разрабатывались, а так как он носит межотраслевой характер, при его разработке мы часто обращались к мнению специалистов и экспертов в различных областях, прислушивались к голосу общественности и пожеланиям местных жителей. В итоге к разработке законопроекта были привлечены специалисты Минздрава, Минприроды, Минпромторга, Минстроя, Минэкономразвития, Минфина и других ведомств, а также регионов КМВ, экологические и общественные организации. Все это помогло нам определиться с тем, какие именно аспекты должны быть включены в законопроект и что именно должно регулироваться разработанным нами актом.

 

Вы верно отметили, что в ходе разработки документа экспертами высказывалось значительно количество предложений, в том числе и критических. Основным нашим оппонентом стала Общественная палата Ставропольского края, которая в рабочем порядке получила копию промежуточной версии закона, организовала его обсуждение и подвергла резкой критике. Хочу отметить, что те версии законопроекта о Кавминводах, с которыми ознакомилась Общественная палата Ставропольского края, сильно отличаются от итоговой версии документа, который в настоящее выложен на сайте Министерства РФ по делам Северного Кавказа. Одно из ключевых отличий рабочих вариантов документа и его итоговой версии - решение исключить из закона о развитии Кавминвод положения о медицинском кластере, концепция создания которого разрабатывается, поэтому это все-таки отдельный проект. В результате все наши усилия были направлены на укрепление правового регулирования охраны, защиты, воспроизводства лечебных природных ресурсов, а также обеспечения комплексного развития территорий, вошедших в эколого-курортный регион Кавминвод. Основная цель законопроекта – снизить экологическую, антропогенную и техногенную нагрузку на регион, а также сохранить его уникальную природу и богатства недр для наших потомков.

 

- Кроме Общественной палаты Ставропольского края, критика в адрес законопроекта звучала и от исполнительной власти на местах. Удалось ли достичь консенсуса с региональными чиновниками?

 

- После того как в рамках закона было принято решение регулировать вопросы, связанные исключительно с охраной, защитой и сохранением региона, мы наоборот получили поддержку Ставропольского края и общественности. Также нас в этом начинании поддержали и главы Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии – регионов, также входящих в КМВ.

 

 - В адрес Минкавказа звучали и упреки по поводу того, что документ не выносился на общественные обсуждения. Как проходил диалог с общественностью и экспертами, мнения которых были учтены в разработке законопроекта?

 

- В процессе подготовки документа мы провели порядка 20 встреч с активистами, общественными и экологическими организациями – первое общественное обсуждение состоялось в марте 2014 года. На мой взгляд, редко по какому законопроекту проводится такой объем обсуждений с общественностью.

 

Каждую проблему и каждый возникающий вопрос мы тщательно обсуждали, а затем с федеральными органами власти искали выход из той или иной ситуации и подбирали подходящее правовое регулирование. В итоге могу сказать, что мы учли все пожелания, которые нам были направлены и которые в принципе была возможность урегулировать на законодательном уровне. С Общественной палатой Ставропольского края мы работали в разных форматах – приглашали их представителей к себе и дискутировали по параметрам разрабатываемого документа. Хочу сказать спасибо всем, кто принимал активное участие в формировании положений законопроекта: именно критика помогла нам сделать документ таким, какой он есть.

 

В начале апреля итоговая версия законопроекта была внесена в правительство РФ. После того, как документ будет рассмотрен в правительстве, будет принято решение о внесении его в Госдуму. Мы рассчитываем, что внесение законопроекта о Кавминводах в Госдуму состоится в осенне-зимнюю сессию 2016-2017 года.

 

- Каковы основные параметры итоговой версии законопроекта о Кавказских Минеральных Водах? Какие ключевые параметры для развития территории, на ваш взгляд, прописаны в законе?

 

- Первое и одно из основных – это то, что мы предлагаем законодательно закрепить границы эколого-курортного региона Кавказских Минеральных Вод. На данный момент не определены четкие территориальные границы территории, куда входит четыре города-курорта Ставропольского края и полностью или частично 10 муниципальных районов Ставрополья, Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии. Сейчас общая площадь территории составляет более 5 тысяч кв. км. Но так как в последнее время границы Кавминвод устанавливались в 1992 году, с тех пор разрослись города и населенные пункты, произошли гидрогеологические изменения, на эти границы уже нельзя равняться. После принятия законопроекта мы начнем работу по уточнению границ курорта и их законодательному закреплению, а также границ зон округа горно-санитарной охраны.

 

Второе – законопроект устранит противоречие режимов, установленных на территории Кавминвод разными нормативными актами. В итоге законодательство толкуется неоднозначно, порой нанося ущерб экологии региона. Именно поэтому нам сейчас очень важно навести порядок в правовом регулировании режимов, действующих на курорте, чтобы сохранить его для наших детей и внуков. Для этого надо в первую очередь урегулировать вопросы ограничения хозяйственной деятельности, чтобы она не загрязняла воздух, не приводила к ухудшению качества минеральной воды. К сожалению, сейчас такие требования не на всей территории Кавминвод соблюдаются.

 

Планируется уточнить зонирование территории курортного региона, четко обозначив, где должна вестись рекреационная, а где производственная деятельность. Также мы предлагаем законодательно установить, чтобы все объекты имели канализацию, добиться того, чтобы опасные для природы объекты находились в отдалении от зон, требующих бережного отношения к окружающей среде. В том числе для этого законом вводится обязательность экологической экспертизы, чего сегодня нет.  

 

Также сейчас очень важно для нас обеспечить рациональное использование природных ресурсов. В этом связи мы предлагаем на законодательном уровне обязать недропользователей ежеквартально предоставлять данные по объемам добычи и физико-химическому составу минеральной воды не только по скважинам, на которых ведется добыча минеральной воды, но и по наблюдательным скважинам. Это позволит следить за качеством добываемой минеральной воды, а также исключить несанкционированную добычу природного ресурса.

 

- Не приведет ли ограничение по ведению хозяйственной деятельности к закрытию или сносу объектов, которые не подпадут под параметры нового закона?

 

- На данный момент, как я уже говорил, на Кавминводах работает ряд, пусть и порой противоречащих друг другу, но вполне эффективных нормативных актов. Однако из-за их несогласованности, в пределах курортного региона все-таки появляются объекты, к которым возникают вопросы, так сказать несанкционированные объекты. В том числе потому что сейчас административно-правовым кодексом не до конца урегулировано, кто может устанавливать ответственность за нарушение охраняемых режимов, в ряде случаев не установлено право судов рассматривать дела о нарушении этих режимов. Разработанный нами законопроект решит эту проблему. И если после вступления закона в силу такие нарушения найдутся, то собственнику того или иного объекта надо будет либо оборудовать его экологически защитными сооружениями, либо за свой счет переносить за пределы охраняемой территории.

 

- Наряду с защитой экологии ряд положений закона направлен на приведение архитектурного облика Кавминвод к единому стилю. Почему сейчас это особенно важно?

 

- Проблема точечной застройки и соседства исторических зданий с современными небоскребами и кричащими рекламными щитами сегодня касается не только курорта Кавказские Минеральные Воды, но и других городов России. Это и портит внешний облик города и создает дополнительную нагрузку на инженерные сети.

 

Однако неповторимый исторический облик Кавминвод должен быть обязательно сохранен наряду с уникальными свойствами минеральной воды и лечебной грязи, добываемыми в регионе. Поэтому при разработке законопроекта Минкавказ с Минэкономразвития и Минстроем договорились о том, что в регионе будет запущен пилотный проект, который установит особые требования к правилам землепользования и застройки, а также к документам градостроительного планирования на территории курортного региона. Эта большая и серьезная работа предстоит нам после того, как вступит в силу законопроект о Кавминводах. Отдельное место в законопроекте занимает необходимость принятия комплексной схемы территориального развития Кавказских Минеральных Вод всеми регионами, территории которых подпадут под границы эколого-курортного региона после их уточнения. Сейчас каждый город и муниципальное образование развиваются самостоятельно, не учитывая специфику своей территории и планы соседей. В результате сами же увеличивают негативное воздействие на окружающую среду, реализуя похожие проекты и не позволяя им развиваться экономически из-за высокой конкуренции.

 

Мы предлагаем, чтобы Ставропольский край, Карачаево-Черкесия и Кабардино-Балкария сели за один стол переговоров и совместно разработали единую схему развития Кавказских Минеральных Вод и уже исходя из этого плана комплексного развития развивали свои территории.

 

- Не боитесь ли вы, что в регионах могут возникнуть проблемы с финансированием строительства и содержания объектов, которые будут находиться на стыке территорий?

 

- Проблем быть не должно. Я думаю, регионы между собой договорятся, как финансировать тот или иной проект. Во многих случаях такие межрегиональные объекты вправе заявляться на финансирование из федерального бюджета.

 

- Кто будет отвечать за исполнение всех норм закона о Кавказских Минеральных Водах?

 

- За общий мониторинг исполнения этого закона будет отвечать Минкавказ. То есть наше министерство будет на постоянной основе собирать информацию и представлять в правительство Российской Федерации о том, как обеспечивается выполнение требований закона со стороны региональный и федеральных властей, а также органов местного самоуправления.

 

Вместе с этим серьезные полномочия появятся и у региональных властей – они будут согласовывать правила землепользования и застройки разрабатываемые муниципалитетами, разрабатывать комплексную схему территориального развития, наличие которых подразумевает законопроект. И я скажу, что субъекты, в частности Ставропольский край, поддержали идею установления таких полномочий. В целом, как я уже говорил, все итоговые параметры законопроекта у нас согласованы со всеми заинтересованными субъектами Российской Федерации – Ставропольский край, Карачаево-Черкесская Республика и Кабардино-Балкария.

 

- В России сейчас есть законопроекты, подобные разработанному Минкавказом?

 

- Единственный подобный закон – это закон о сохранении озера Байкал. Он был разработан по тем же причинам, по которым мы сейчас работаем над законом о Кавказских Минеральных Водах – необходимо было остановить повышение нагрузки на экологию, вызванную техногенным и антропогенным фактором. Учитывая опыт реализации закона о Байкале, мы считаем что в своем законопроекте смогли сделать "шаг вперед". Отдельное спасибо Минприроды, специалисты которого активно работали с нами и делились опытом реализации закона о сохранении экологии Байкальского региона.

Назад к списку