Размер шрифта:
А
А
А
Цветовая схема:
М
М
Шрифт:
A
A
Интервал:
0
0.5
1
1.5
Обычная версия

Одес Байсултанов: Хватит только держаться на плаву, надо плыть вперёд

Обзор СМИ НИА Федерация 14 Июля 2016 3298
Интервью Одеса Байсултанова, Первого заместителя Министра Российской Федерации по делам Северного Кавказа

Новая редакция госпрограммы «Развитие Северо-Кавказского федерального округа до 2025 года» диктует принципиально новый подход к государственной политике в регионе. Приоритетом является развитие реального сектора экономики, что повлечет за собой улучшение социально-экономической обстановки в СКФО и повышение уровня жизни населения. О ключевых проектах Минкавказа и принципах государственно-частного партнёрства в их реализации рассказал Первый заместитель Министра РФ по делам Северного Кавказа Одес Байсултанов.

- Одес Хасаевич, сейчас в Правительстве идет активная фаза бюджетного процесса, которая заложит предпосылки для реализации плана действий в экономике на 2017 и последующие годы. Как отразятся принципы, заложенные в новой редакции Государственной программы развития округа, принятой весной этого года, на решении существующих в регионе социально-экономических, экологических и иных проблем?

- Изменение госпрограммы было неизбежным. У нас в округе, конечно, очень большие проблемы в социальной сфере, но направлять все средства только на решение социальных проблем – это значить постоянно увеличивать расходную часть бюджета и почти полностью игнорировать необходимость роста его доходной части. Поэтому мы и переформатировали госпрограмму на развитие реального сектора экономики, настроили ее, так сказать, на развитие промышленности, сельского хозяйства, создание высокотехнологичных рабочих мест, чтобы обеспечить рост доходной части субъектов СКФО. Социальные проблемы при этом не отошли на второй план. Они будут решаться, но уже преимущественно в рамках реализации отраслевых программ (их сейчас порядка 29, действующих на территории нашего округа).

Всего на ближайшую десятилетку, начиная с 2017 года и до 2025-го, на развитие экономики региона предполагается привлечь 750 миллиардов рублей, из них средств федерального бюджета – 306,5 миллиардов в рамках Госпрограммы развития СКФО. И направить их нужно не на то, чтобы, как говорится, удержаться на плаву. Хватит только держаться на плаву, надо плыть вперёд. Иначе мы никогда не вылезем из глубокой дотационной ямы. Также отмечу, что при реализации госпрограммы в её новой редакции впервые в нашей стране будет широко применяться инструмент государственно-частного партнерства. Государство будет вкладывать в проект до сорока процентов средств, остальные 60 процентов привлечет частный инвестор. Причём при вкладывании заемных средств он может рассчитывать на субсидии по процентной ставке кредита в размере от 1 до 5 процентов.

Сейчас в рамках госпрограммы разрабатываются подпрограммы по всем субъектам СКФО и две подпрограммы по двум институтам развития – АО «Корпорация развития Северного Кавказа» и АО «Курорты Северного Кавказа» – которые были созданы как инструменты реализации подпрограмм в регионе. Сегодня мы также разрабатываем информационную программу. Она, в частности, позволит нам через средства массовой информации акцентировать внимание россиян на позитивных процессах, происходящих в СКФО и изменить имидж региона в лучшую сторону.

- Какие наиболее важные и интересные инвестиционные проекты будут осуществлены в регионах федерального округа в рамках реализации Государственной программы?

В частности, хотелось бы побольше узнать о медицинском кластере в Кавказских Минеральных Водах. - Медицинский кластер – это уникальный проект, аналогов которому в России нет.

Уникальность проекта обусловлена в том числе особенностями региона Кавказских Минеральных Вод, где на относительно небольшой территории сосредоточены источники минеральных вод и лечебных грязей. Климат региона сам по себе является лечебным, здесь и чистейший воздух, и чудесная природа. Кроме того, на территории Кавказских Минеральных Вод расположен крупнейший в стране санаторно-курортный комплекс.

В июне, в рамках Петербургского международного экономического форума, произошло очень важное событие, которое существенно приблизило нас к его запуску. Частная компания «Терский племенной конный завод №169» передала земельные участки общей площадью 249 гектаров под создание медкластера. Мы им, конечно, очень благодарны. Нахождение земель недалеко от аэропорта «Минеральные Воды» обеспечит транспортную доступность медицинского кластера. На территории медкластера расположится университетская клиника на 576 коечных мест и 900 посещений в смену, медицинский университет и научно-исследовательский центр, 3 специализированные медицинские клиники, объекты социальной инфраструктуры и технопарк. Кроме того, в субъектах СКФО планируется создание центров реабилитации санитарно-курортного лечения. Все объекты будут оснащены современным медицинским оборудованием. Их реализация позволит предоставлять услуги по принципу завершенного процесса: от диагностики до реабилитации. Предполагается, что российские граждане смогут получить медицинскую помощь в том числе по полису обязательного медицинского страхования. В целом реализация проекта внесет существенный вклад в решение задач по импортозамещению медицинских товаров и услуг. Мы рассчитываем, что многие россияне, которые сегодня ездят лечиться за границу, станут приезжать с этой целью к нам в Кавминводы.

Проект, конечно, предусматривает и соответствующие вложения – порядка 162,1 миллиардов рублей, с учётом строительства технологического парка, но реализовать его мы планируем быстро.

- Быстро – это когда?

- В 2020-м году медкластер должен начать принимать первых пациентов.

- А чем обусловлена необходимость и целесообразность создания такого объекта и именно здесь, в Северо-Кавказском федеральном округе?

В прошлом году около 20 000 тысяч жителей СКФО были вынуждены ехать за высокотехнологичной медицинской помощью в другие регионы. В большинстве случаев это Ростов-на-Дону, Москва и Санкт-Петербург. На Северном Кавказе не хватает ни специалистов соответствующей квалификации, ни клиник. Но это лишь малая часть проблем, которые решит кластер. Дело в том, что ежегодно медицинские туристы из России оставляют за границей более 1 миллиарда евро, и это только на лечение без учета сопутствующих расходов. Конечно, весь этот поток мы не сможем переориентировать на лечение в медкластере, но часть – в состоянии. Это даст дополнительный стимул как для дальнейшего развития здравоохранения и образования в области медицины, так и развития медицинского туризма.

- Фармацевтика тоже будет развиваться на базе медкластера?

- Да, это будет одним из направлений технологического парка, который мы планируем создать. Необходимо также отметить, что на территории кластера предусмотрено создание научно-исследовательского центра, что, безусловно будет способствовать как развитию фармацевтики, так и развитию образования.

У нас в России хорошее медицинское образование. Но нужно брать на вооружение и те достижения, которые есть в мировой медицине. Мы планируем взять лучшее, соединить это с нашими достижениями и, как говорится, «привязать к местности». Мы рассчитываем, что медицинский университет, университетская клиника и научно-исследовательский центр смогут дать новое поколение врачей. Врач должен постоянно совершенствоваться, ему нужна площадка, где он это будет делать. И мы ему её создадим.

- Каждый университет – это школа. Это преподаватели, традиции, а здесь всё – практически на пустом месте. Как сюда для преподавания привлечь кадры с именем, со своей школой?

- Мы проработали и этот вопрос. На первый период работы университета и клиники по всем ключевым направлениям мы будем привлекать специалистов из лучших медицинских центров не только России, но и Европы. Например, из Фрайбургской университетской клиники. Иностранных специалистов мы будем привлекать для того, чтобы дать студентам и будущим врачам образование, приближенное к классическому европейскому, и вместе с тем, адаптированное к нашим условиям.

- А местные медицинские институты и клиники, имеющие колоссальный опыт и традиции как-то будут вовлечены в работу медицинского кластера?

- Местные специалисты входят в нашу техническую группу по разработке концепции. В нее же вошли, и кстати, представители всех субъектов округа. То есть концепция разрабатывалась с учетом мнения всех заинтересованных сторон, и, как всякий серьёзный вопрос, прошла сквозь призму гармонизации интересов различных регионов, профессиональных и социальных групп.

Более того, я считаю, что в перспективе объекты кластера должны появиться и в республиках округа. Да, Кавказские Минеральные Воды уникальны, но на Северном Кавказе есть и другие места. Например, можно организовать «морское» лечение в санаториях и пансионатах на берегу Каспийского моря. Или возьмём Серноводск в Чеченской Республике. Ведь когда-то это была всесоюзная здравница. А кислые источники в Карачаево-Черкессии, где «дикарями» отдыхает огромное количество людей, или ценные радоновые минеральные источники в южном Дагестане! Да, в каждой из республик найдутся уникальные места. И их тоже нужно использовать.

- А что Вы можете сказать про другие инвестиционные проекты?

- Это отдельная тема. Проекты разного уровня проработки, разного качества и разной степени необходимости. Какой проект войдёт в программу, решает субъект совместно с нами. Но в первую очередь туда войдут те проекты, которые необходимы не только отдельному субъекту, но и всему региону. То есть должна быть общая логистика. А то у нас как получается: сначала все понастроили консервных заводов, теперь хотят строить цементные или стекольные. А куда будем сбывать продукцию? Всё должно укладываться в общую логику развития экономики региона.

Говорить о каких-то конкретных проектах пока считаю преждевременным. Давайте вернёмся к этой теме осенью, ориентировочно, в сентябре. Сегодня можно говорить лишь о приоритетных отраслях и направлениях, куда будут направлены инвестиции. Это, конечно, агропромышленный комплекс, добыча вольфрамово-молибденовых руд в Кабардино-Балкарии, производство строительных материалов из базальта в Дагестане и Карачаево-Черкесии, добыча рыбы и производство рыбной продукции на Каспии. И, конечно, это индустрия туризма. Ведь привлечение каждого нового туриста в наши края способствует развитию всей экономики региона. А каждое рабочее место, созданное в туристической сфере, ведёт к возникновению до 12 рабочих мест в смежных отраслях. Это данные мировой статистики.

- В прошлом году в среднем по России наблюдался спад промышленного производства. Как обстоят дела на Северном Кавказе? Производится ли в регионе импортозамещающая продукция?

- На Северном Кавказе в 2015 году наоборот отмечался рост промышленного производства на 2,3% к уровню 2014 года. Это выше среднероссийских показателей на 5,7%. Наилучший рост в СКФО продемонстрировали обрабатывающие производства (104,1%), производство и распределение электроэнергии, газа и воды (102,0%).

Мы ожидаем, что и в этом году сохранится позитивная динамика, а рост индексов производства промышленной продукции продолжится, особенно с учетом того, что в этом году мы планируем завершить строительство 7 промышленных проектов. Всего будет создано более 1600 рабочих мест. Кроме того, мы нацелены возродить добычу на Тырныаузском вольфрамо-молибденовом месторождении. Это один из наших приоритетных проектов. Он направлен на возвращение былой промышленной славы Северного Кавказа. В этом году мы планируем завершить процедуры, связанные с проведением конкурса и выдачей лицензий на право недропользования.

В целом запуск производства обеспечит создание около 900 рабочих мест и получение налоговых доходов в размере 8,1 млрд руб. за расчетный период. Это большой шаг вперед! Проект значительно улучшит социальную и финансовую ситуацию в регионе.

Одновременно запуск производства позволит создать собственную сырьевую базу для предприятий ГК «Ростех» и оборонно-промышленного комплекса Российской Федерации. В итоге ресурсная независимость высокотехнологичных и оборонных отраслей страны будет обеспечена более чем на 30 лет вперед. Помимо этого, в начале года мы запустили новый филиал «Кизлярского электромеханического завода» (КЭМЗ) - Авиамеханический завод в дагестанском Каспийске. В новом филиале будут изготавливать импортозамещающие комплектующие для двигателей «Камаз» и других автомобилей. Кроме того, планируется производство комплектующих изделий для авиации. Предприятие также будет решать задачи военно-промышленного комплекса.

- Расскажите еще об одном важном проекте в Республике Дагестан – строительстве многопрофильного транспортно-логистического хаба. В чем заключается суть проекта, какую пользу принесет региону? Как этот проект связан с организацией «зеленого коридора» между Россией и Ираном по перевалке сельскохозяйственной продукции через Махачкалинский морской торговый порт?

- На сегодняшний день в транспортных коридорах «Север-Юг» и «Запад-Восток» отмечается перспектива роста грузопотока. Уже сейчас возникает потребность в новых мощностях. Нам важно максимально детально проработать идею, определить состав инвестиционного проекта, обозначить круг его участников, подготовить дорожную карту и финансово-экономическое обоснование.

Сегодня на федеральном уровне проводится активная работа по обеспечению беспрепятственного товарооборота сельскохозпродукции между нашими странами через Республику Дагестан. Так, в мае было принято Распоряжение Правительства РФ № 855-р «О подписании Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Исламской Республики Иран о сотрудничестве и взаимной административной помощи в таможенных делах», которым предусмотрено принятие мер по ускорению совершения таможенных операций и предоставление таможенными службами двух сторон взаимной технической помощи.

Почему был выбран именно Махачкалинский морской торговый порт, а, например, не «Оля» в Астрахани? Махачкалинский порт имеет целый ряд преимуществ. Он ближе расположен к портам Ирана. Он является единственным незамерзающим российским портом на Каспии (в порту «Оля» ледовый период составляет 102 дня) и относится к глубоководным портам (глубина гавани составляет до 7,5 м), что позволяет использовать суда с большой грузоподъемностью.

По состоянию на сегодняшний день пропускная способность грузовых терминалов Махачкалинского порта составляет 10,9 млн тонн в год. Здесь напрашивается вывод, что при увеличении объема товарооборота этих мощностей будет недостаточно – потребуется развитие инфраструктуры порта. При этом, создание «зеленого» коридора через Махачкалинский порт позволит примерно наполовину сократить время транспортировки грузов и расходы на перевозки товаров из одной страны в другую и при этом в два-три раза ускорить процесс оформления таможенных документов.

- Изменится ли роль «Корпорации развития Северного Кавказа» как одного из основных институтов государственного инвестирования в регионе? Так на стадии подготовки новой редакции Государственной программы шла речь о её докапитализации. Какой предусмотрен размер этой докапитализации?

- Корпорация, безусловно, один из главных институтов развития в регионе, целью которой является привлечение инвестиций в Северо-Кавказский федеральный округ. Учитывая, что Корпорация принимает участие в реализации инвестиционных проектов на Северном Кавказе, в том числе и медицинского кластера, в новой редакции предусмотрена докапитализация «Корпорации развития Северного Кавказа» в размере 58,2 миллиардов рублей. Из них 40 миллиардов будут направлены на реализацию проектов медицинского кластера, 15 миллиардов – на реализацию инвестиционных проектов для включения в подпрограммы по социально-экономическому развитию субъектов Российской Федерации, входящих в состав Северо-Кавказского федерального округа, в рамках Госпрограммы и 3,2 миллиарда рублей заложено на субсидирование процентной ставки по кредитам наших контрагентов.

- Спасибо.

Назад к списку